ПОДРОБНЕЕ

Bartoun

радоваться жизни

Как научиться вновь радоваться жизни

Основной характер жизни священномученика Илариона можно определить двумя словами: служение Церкви. Оно было основным мотивом и главным как научиться вновь радоваться жизни его жизни. Церкви были посвящены его богословские сочинения, его деятельность в должности инспектора и преподавателя Московской Духовной Академии и в архиерейском сане. Неоценимую помощь Патриарху Тихону владыка Иларион оказал в разоблачении обновленческого раскола и возвращении отпавших в Церковь.

За верность единой, святой, соборной и апостольской Церкви священномученик Иларион готов был претерпеть любые скорби. Я скорее сгнию в тюрьме, а своему направлению не изменю», — отвечал он на предложения примкнуть к раскольникам. Выпавшие на долю исповедника Христова испытания не озлобили и не сломили его, но лишь закалили характер и усовершенствовали добрые качества его души. Любовь его ко всякому человеку, внимание и интерес к каждому, общительность были просто поразительными, — вспоминал соузник Владыки по лагерю, — Он доступен всем, он такой же, как и все, с ним легко всем быть, встречаться и разговаривать».

Сохранив верность Христу и Его Церкви, претерпев за это от большевистской власти гонения, заключения, ссылку и шесть лет Соловецкого лагеря, новомученик скончался в тюремной больнице. Верим, непоколебимо верим: никаким ветрам, никаким бурям не потопить корабля Иисусова! Только чистые сердцем Бога узрят, и потому истинное богословие должно быть благочестием и только тогда принесет оно плод по роду своему». Наше богослужение прямо насыщено богословием — и богословием притом самым чистым и возвышенным». Христианство и Церковь не совпадают друг с другом только тогда, когда под христианством мы будем понимать сумму каких-то теоретических положений, ни к чему никого не обязывающих.

Но такое понимание христианства можно назвать только бесовским. Христианами тогда следует признать и бесов, которые тоже веруют и от этого только трепещут. Знать систему христианской догматики, соглашаться с догматами — неужели значит это быть истинным христианином? В девятом члене Символа веры человек исповедует свою связь с видимым обществом последователей Христовых — и тем самым уже в этих кратких словах исповедания он соглашается со всеми истинами, преподаваемыми Церковью, которая признается хранительницей Христова учения».

Вера — основной нерв человеческой жизни, самое драгоценное сокровище души. И если в этом пункте нет единения, то всякое другое единение — культурное, научное, политическое — будет уже подорвано и ненадежно». Вне Церкви Священного Писания и нет и быть не может. Не может быть вне Церкви Слова Божия, живого и действенного, потому что нет вне Церкви благодати Святого Духа». Священное Писание есть неприкосновенная и неотчуждаемая собственность Церкви, как одно из проявлений ее благодатной жизни». Писание — лишь для того, кто причастен к церковной жизни.

А вне Церкви и без Церкви нет и Священного Писания». Внецерковное отношение к Писанию неизбежно приводит к абсурду и к потере самого Священного Писания». Жизнь духовная может быть только при органической связи со Вселенской Церковью: порвется эта связь — непременно иссякнет и жизнь христианская». В православной Церкви покаяние — врачебница, из которой люди выходят со светлым, озаренным надеждой лицом, потому что в руках они несут лекарства для уврачевания их тяжёлых и гнетущих совесть греховных недугов».

Насколько христианин должен осознавать свои грехи и скорбеть о них, настолько же он должен радоваться бесконечной милости и благодати Божией и никогда не сомневаться и не отчаиваться в своем жизненном подвиге». На лучшее не надеюсь, от худшего не отрекаюсь. Какова есть о мне воля Божия — так пусть и будет». Всё сором счесть и только единому Богу и Его святой Церкви служить — выше этого нет и быть ничего не может! Без внимания оставлены те глубокие нравственные истины, которые в изобилии рассеяны в канонах повсюду, забыт тот общий дух Церкви, который дышит в соборных и отеческих правилах, тот православный церковный взгляд на жизнь, который в этих правилах проповедуется». Православных храмов без церковного благолепия я совершенно не признаю и никак не могу одобрить, например, большинства петроградских храмов».