ПОДРОБНЕЕ

Bartoun

радоваться жизни

Как вы понимаете смысл жизни человека

В разделе Как вы понимаете смысл жизни человека истории Вы можете рассказать свою историю и попросить совета. Также Вы можете помочь своим советом другим. Пишет вам пенсионерка из Тобольска, вдова, в прошлом — министерский работник пищевой промышленности, с высшим образованием.

Обращаюсь к вам, потому что постоянно читаю вашу православную рубрику. То, что происходит со мной вот уже четыре года, заставляет меня просить вашей помощи. Посоветуйте, куда мне поехать полечиться, снять порчу. Может быть, вы смогли бы прислать молитву-оберег и подсказать, как изгнать всю нечисть бесовскую из дома.

По знаку Зодиака я — «Овен» и «Кабан», по характеру добрая, незлобивая, всем помогаю, чем могу, а вот мне — никто! Очень прошу вас, дайте объявление в вашей газете, может, кто и откликнется, мир же не без добрых людей. Теперь я хочу рассказать вам то, что произошло со мной на старости лет, когда я осталась совсем одна. Похоронила маму, мужа, переменила место жительства. Вот здесь и начались мои мучения. Перед отъездом пришла я на кладбище попрощаться с родными и с мамой.

Плача, поговорила со всеми, сказала, что уезжаю. А когда села в самолет, уже на большой высоте услышала за спинкой кресла голос, позвавший меня по имени. То был голос моей мамы, затем еще один женский и мужской. Вот так, втроем они прибыли со мной в Тобольск в 1993 году.

Позже я узнала, что те двое были мои бабушка и дедушка. Стала им верить, слышу их голоса даже в церкви. А знаете, сколько их в магазинах, в бане, у соседей? Куда ни войдешь — их полно, просто не все их видят. Они везде меня сопровождают, даже в ванной — молодые и старые, некоторых я знаю по именам: Шурик и Николай. И все было бы хорошо, если бы не кусались. Им же нужна энергия человека, за счет которой они живут.

Если я куда-нибудь иду, покойники сопровождают меня, а за ними по пути увязываются другие, хотя в дороге я всегда читаю много молитв на отгон. Все они потом проникают в мой дом и поселяются надолго. А по ночам лезут, как к женщине. Я их вижу черными, с горящими глазами, иногда с рогами и хвостами. Эта нечисть постоянно делает мне разные пакости.

Порвали мои сапоги, у сумки сломали замок-молнию, портят одежду, пищу, превратили во что-то зловонное только сваренный суп. Постоянно прячут мой молитвенник, заколки для волос, а чаще всего — ключи, когда знают, что я собираюсь в церковь. В пятницу особенно неистовствуют — нападают все сразу, кусают и жалят и царапают когтями до крови, а я только реву от боли, потому что они ни святой воды, ни молитв моих не боятся. Знаете, когда тонет утопающий, он всегда хватается за соломинку, вот так и я, грешница, — где ни скажут, что есть знахарь — туда и еду.