ПОДРОБНЕЕ

Bartoun

радоваться жизни

У каждого свой смысл жизни

Ветхий Завет также читается в свете грядущей евангельской Вести. Но что с у каждого свой смысл жизни, что мы это знаем? Не является ли наше знание чисто теоретическим?

Как присутствует Евангелие в нашем сердце, в нашем сознании, в жизни? Можем ли мы с уверенностью сказать, что оно нас изменило или изменяет? Переживаем ли мы евангельские события как имеющие к нам самое непосредственное отношение, чувствуем ли, что все слова, все притчи Спасителя обращены именно к нам? Почему многие из нас, прочитав все четыре Евангелия один раз и достаточно давно, не считают нужным к ним возвращаться? И почему у тех, кто приучил себя читать Благую Весть ежедневно, возникает подчас вопрос: вот, читаю каждый день, все уже вроде хорошо помню, ну а дальше-то что? Начнем с вопроса: а есть ли вообще проблема? Наблюдаете ли Вы, общаясь с прихожанами, с верующими людьми, нехватку интереса, иначе говоря, внимания к Евангелию?

Много ли Вы встречаете людей, действительно хорошо знающих Новый Завет, читающих его регулярно, сверяющих по нему жизнь? Христиан, которые регулярно читают Евангелие, читают его толкования, для которых оно в полном смысле этого слова становится основой их жизни, катастрофически мало. Для нашего времени весьма характерна ситуация, описанная в житии преподобного Исаака Сирина, который был епископом Ниневийским. К нему пришли два человека и попросили, чтобы он рассудил их в каком-то конфликте.

И сегодня к священнику часто подходят с какими-то вопросами или просьбами люди, не живущие еще церковной жизнью, однако же крещеные, приходящие время от времени в храм и считающие себя православными. Но на вопрос, читали ли они Евангелие, люди эти в большинстве случаев отвечают: «Нет». Более того, и из постоянных прихожан, из тех, кто регулярно подходит к исповеди, к аналою, на котором, напомню, лежат Евангелие и крест, — далеко не каждый читал Евангелие. В чем же причина этой беды — отсутствия живого интереса к Евангелию в людях, которых неверующими не назовешь? Он пытается пользоваться христианством, пользоваться Церковью, но совершенно не считает при этом, что он должен что-то в самом себе, в своей жизни менять. Впрочем, такие понятия, как «должен» или «не должен», здесь не совсем подходят. Ведь когда человек приходит к Богу, к Его Церкви, это всегда выбор сердца.