ПОДРОБНЕЕ

Bartoun

радоваться жизни

В чем смысл жизни человека на земле

Накануне дня Всех святых, в земле Российской просиявших, в чем смысл жизни человека на земле бы еще раз задуматься о смысле выражения «Святая Русь». Почему из всех эпитетов к слову «Русь» подошел лишь эпитет «святая»? Можем ли мы сказать, что здесь имеется в виду актуальная святость русского народа?

Грех на Руси был всегда силен. Порой кажется, что русский народ как-то особенно склонен ко греху. Часто наши святители прославлялись кроме прочего за то, что усиленно боролись с безнравственностью и даже порочностью своей паствы, идущими от забвения церковной жизни. К примеру, святитель Димитрий Ростовский сокрушался по поводу состояния своей паствы: «С обеих сторон худо: иереи глупы, а люди неразумны.

О окаянные иереи, не радящие о своем доме! Как могут радеть о Святой Церкви люди, домашних своих к Святому Причащению не приводящие? И в другие времена на Руси можно найти подобные описания плачевного состояния народной нравственности. В чем же тогда святость Руси? Кто-то может сказать, что она заключается в наших святых. И на территории Турции жило множество святых, но никому не приходит в голову применить к ней выражение «Святая Турция». В рассказе Василия Никифорова-Волгина «Отдание Пасхи» есть один характерный эпизод, который может помочь в раскрытии нашей темы.

Около нас очутились посадские, нищебродная братия, босяки, пьяницы и, может быть, воры и губители. Среди них была и женщина в тряпье, с лиловатым лицом и дрожащими руками. Тоже вот: когда все выходят с крестным ходом из церкви во время Светлой заутрени, то святые угодники спускаются со своих икон и христосуются друг с другом. Женщина с лиловым лицом хрипло рассмеялась. Женщина подумала над словами, вникла в них и заплакала». В реакции этой женщины можно увидеть ответ на вопрос о смысле выражения «Святая Русь»: Русь свята, потому что святость является ее непреходящим идеалом, потому что самый ни на есть падший на Руси человек знает, что «есть такая страна, где правда живет», и что любой, даже последний грешник на Руси, может в эту страну вернуться. Женщина в тряпье, с лиловатым лицом и дрожащими руками» находилась на самом дне не только социальной, но и моральной лестницы.

Русский народ всегда был как бы пропитан идеалом святости. В какую бы нравственную пропасть ни пал русский человек, он всегда реально осознавал свое падение и всегда помнил направление для возвращения к Богу. Здесь можно выделить две составляющие: осознание своей греховности и вера, что Бог силен поднять человека с любого дна. Русскому характеру свойственно признавать свою преступность.